Финансовая теория

Знаменитая Теорема Коуза условия свободного рынка

Смерть Коуза помогла нам всем сбежать от его теорий и переосмыслить «то, что он на самом деле имел в виду». Теорема настолько проста, что никто ее не забывает, так как ее изучают в гонке. Это звучит примерно так: «При отсутствии трансакционных издержек оптимальное решение проблемы внешнего взаимодействия достигается путем свободных переговоров, и результат будет социально эффективен независимо от того, кто владеет первоначальными правами «.

Другими словами, когда какое-либо действие причиняет вред третьей стороне, решение устроит общество,  независимо от того, на чьей стороне будет право на принудительное исполнение действия. Партия или сторона, которой нужно правовое обоснования, пролоббирует нужный им закон т.к. обладает нужными для этого ресурсами.

Две крайние и упрощенные интерпретации выводятся из теоремы

  • С самой либеральной точки зрения, теория предлагает создание рынков практически на все, так что любой конфликт можно решить с помощью хорошей чековой книжки.
  • С более статистической точки зрения, предполагается, что исходное предположение, отсутствие транзакционных издержек, настолько сильно, что государство должно играть активную роль в разрешении конфликтов: когда переговоры невозможны, имеет значение (очень сильно!), кто является первоначальным владельцем прав.

Если Гринч, имеет право принять решение о целесообразности строительства или сноса портов и аэропортов на острове Санта-Крус, будет ли социально оптимальным уважать его права, если он откажется вести переговоры?

Проблемы, иллюстрируемые теорией Коуза, возникают при самых разных сценариях. Случай с табаком в помещении (проблема, при которой право переходит от активных курильщикам к пассивным), нудисты в Барселоне ( не хотят носить даже купальник, для тех, кто находит практику неприятной), поцелуй гомосексуальной пары в Тегеране, или ночные драки за пульт дистанционного управления. Кто должен иметь право на нудизм в городах?

Проблема вращается вокруг популярного выражения, которое гласит: «Свобода человека заканчивается там, где начинаются свободы других». Это выражение не помогает в реальной жизни. Оно предполагает о наличие четко обозначенной карты границ каждого. Но как только начинаешь задумываться о понятии свободы, начинают возникать трудности с его толкованием. Кто определяет границы этих свобод? Как мои вкусы влияют на те свободы, которые есть у других? Эту проблему,  гораздо легче понять, если подойти к ней с «коузианской» точки зрения — да, настолько велико влияние Рональда Коуза!

Люди имеют ряд предпочтений в отношении своих действий, а также действий, происходящих в их окружении. Нам все равно что происходит где-то там. Но есть те, кто не может видеть бедность у своего порога, мотоциклы, издают ужасные звуки, концерты хэви-метал в угловом баре или поцелуи гомосексуалистов. Есть даже те, кто не может терпеть любые поцелуи на людях.

В нашей реальности предпочтения в отношении поведения других находятся в постоянном конфликте, а личные границы четко определены, но не всегда. Не существует «границы, где начинается одна свобода и заканчивается другая». Это постоянное доминация одной над другой. Если есть строгое ограничение на определенное поведение, то оно принимает форму «права» (можно стирать одежду в прачечной, но не в реке) или «ограничения» (нельзя пить за рулем, но можно дома). Несмотря на эффективность решений по Коузу, правда состоит в том, что универсальных рыночных решений для постоянно возникающих конфликтов, почти нет.

Проблемы, не являющиеся предметом переговоров, обычно решаются социальными нормами и сегментацией: социальные группы группируются (образуют «кластеры»), минимизируя социальные издержки сосуществования их членов. Среди этих кластеров образуются ангажированные компании. Люди уступают, им и различным институтам власти, часть своих свобод и право на принятие решений, чтобы не тратить на них свое время. Свободный рынок? Вы смеетесь?!